Позвонишь, ещё раз об ударении

Почти вся страна говорит „позво́нишь/позвоню́“ (что логично, как не раз было отмечено, — например, различием императива и будущего вр.: позво́ните буд. вр., позвони́те императив), но меньшинство хватается за словарики, фарисейски упивается своим воображаемым превосходством и высмеивает живой народный язык, вводя в него ненужное исключение.

В том числе так выглядит разница между лингвистикой, для которой нет „неправильных“ фактов языка, и филологией, которая устраивает из стареющей нормы почти религиозный культ, плодя маркеры образованности в виде ненормальных ударений и нелогичных исключений.

16 комментариев Позвонишь, ещё раз об ударении

  • Палад Бюль-бюль оглы: ты мне вчера сказааала, что позвнИшь сегооодня…

    Правила быть должны, четвертовать за их нарушение — нельзя. И всё. Где проблема? Не вижу! Вот в Самаре говорят «свеклà» а не «свёкла». Я знаю, что правильно — «свёкла». Но не могу так говорить! Уже писал пару раз, один знакомый еврей, родом из Тбилиси, грузинского не знает, говорил, когда переехал в Самару в конце 70-х , с большим трудом и за деньги, не бесплатно, избавился от грузинского акцента. НО: говорит, когда я приезжаю в Тбилиси, я стесняюсь там говорить по-русски чисто, без акцента. Друзья подумают: «зазнался!». В школе на стене висели, кроме картин одного самарского художника, плакаты: позвонИшь, а не позвòнишь, магазИн, а не магàзин, докумéнт, а не докУмент. Мой дед, 4 класса образования говорил магàзин, докУмент. Норма должна быть.

    Вот всех советских прокуроров уже на первом курсе юрфака учили говорить возбУждено, а не возбужденò. Как муравьи из одного муравейника: «Обнюхайтесь, вы ж свои!».
    До аэропортà, правильно — до аэропòрта,
    феномéн, правильно — фенòмен.
    Я СОЗНАТЕЛЬНО говорю неправильно!

    • Норма должна быть, но усилия по кодификации направлены не туда. Эту бы энергию да на реформу орфографии — хотя бы на замену непроизносимого сочетания „шю“.

      Одно дело, когда есть просторечье, региолекты и общий правильный литературный язык с нормой. Другое, когда отклоняющихся от телевизонного языка подвергают осмеянию, находят какие-то дискриминационные ассоциации (мол, с вонью у них ассоциируется). Итак диалектные различия практически полностью утеряны — с любой страной если сравнить, по развитию этого процесса мы впереди.

      Бурак, свекла, позво́нишь — это такой же русский язык, его надо если не любить, то терпеть и тем более не считать, что если ты заставил себя говорить „свёкла“, то стал человеком высшего сорта.

  • Не замечал я никаких случаев осмеяния, кроме пародирования неправильной русской речи грузин и жителей Средней Азии. Вполне себе безобидного и беззлобного, кстати («Качествый автомобиль из Китая. Усиленный гидрой колесный руль, горючая экономика, вольер для перчаток, система мгновенное надувательство презерватива водитель и пассажир…»).

    У нас в школе учительница русского языка и литературы, рассказывая о Максиме Горьком, повторила несколько раз (то есть, не случайная оговорка) «товарИщество «Знание»». Это тоже можно? А вчера, радиожурналист Юлия Латынина в своей передаче сказала «нà лицо» (то есть, в наличии). Вот так, с ударением на предлог.

    Вообще же, человеку свойственно собственные ошибки считать допустимыми и пустяковыми, а те, которые делают другие, а не он сам — чудовищными. Беда в том, что разные носители языка делают ошибки ударения в разных словах.

    Если считать допустимым «позвòнит», почему тогда не разрешить говорить «магàзин», «инстрУмент», «докУмент», «товарИщество», «мы хочем»? Кто будет отбирать в каких словах ошибки, в том числе, в ударении, допустимы, а в каких нет? А то ведь у нас половину слов можно станет произносить как бог на душу положит.

    Мое мнение: если ошибки в устной и письменной речи на родном языке допускает инженер, врач, сисадмин — это допустимо, лишь бы проектировал хорошо, лечил хорошо людей и компьютеры. А вот учитель, журналист и переводчик ОБЯЗАНЫ говорить и писать по-русски правильно. Конечно, никто из нас не без греха, но стремиться к этому нужно, по-моему.

    • Позво́нишь много частотнее мага́зина — хотя бы так. Кроме того мага́зин ни с чем не конфликтует в системе, а позво́нишь имеет аналоги в других глаголах (буд.вр./императив: дого́ните/догони́те, позво́ните/позвони́те). В общем, тут не всё так гладко.

      Про необходимость соблюдения нормы, в т. ч. орфоэпической, людьми языковых профессий — дикторов, профильных учителей и т. д. — я не спорю. Я говорю о норме; если в языке есть явно вариативные вещи, их надо подавать в словаре как вариативные, а не игнорировать наличные факты языка.

  • А Горбачеву позволим говорить «нàчать» и «углУбить»? А Брежневу «развитòй» социализм? А если им можно, отчего тогда «магàзин» и «докУмент» нельзя? Нынче в нашей фауне равны все пороговно!

  • Лиза

    Браво, Сергей! Согласна с Вами полностью.

  • Svetozar

    Сергей, я правильно понимаю, что вы считаете, что 100500 лет до Брежнева все говорили «ра́звитый», и вдруг Брежнев почему-то (видимо, узнав это слово из книг) стал говорить «развито́й»?

  • Svetozar, да, его внесли в словари как вариант нормы исключительно из-за авторитета «Дорогого Леонида Ильича». А сто тысяч пятисотый год — это в какой системе счисления? Пятеричной?

    А насчет него же, Леонида, байка: Александр Бовин вспоминал, как на даче в Завидово, где шла бурная работа над текстами речей Леонида Ильича Брежнева, в творческом порыве один из спичрайтеров крикнул генсеку:
    — А ты, дурак, молчи! Ты-то чего встреваешь?!
    Над столом зависла тишина. Брежнев же лишь вышел из комнаты и долго ходил по коридору, бормоча себе под нос:
    — Нет, я не дурак! Я Генеральный секретарь! Это, ребята, вы зря…

  • Слав, так частотнее — это нормально (хотя, кто измерял, опросы проводил?). Я же на моем блоге писал, есть словари НОРМЫ, а есть словари УЗУСА: Дэниель Джоунс в предисловии к своему словарю английского произношения пишет: я просто указываю все (!) варианты произношения ГРАМОТНЫХ, образованных носителей языка южно-английского (то есть, нормативного!) говора, не разбирая, какой из них более ПРАВИЛЬНЫЙ, какой менее. Например произношение файнэншнл среди них более частотно, чем финэншнл. Хотя часть носителей именно так это слово и произносит. Я, когда в первый раз услышал «финэншнл» по Би-би-си, бросился к словарю, как так, что за безобразие?! Один диктор куйбышевского радио говорил, что по Ожегову «одноврéменно» и «одновремéнно» — одинаково правильны. А «Словарь ударений для работников радио и телевидения» дает только один СТАНДАРТНЫЙ вариант «одноврéменно», по образцу «единоврéменно».

    И вообще, слова ГРАМОТНЫХ, образованных в предисловии к словарю Джоунса. Давай, всё-таки обратим и на них внимание.

    Кстати, в последних словарях «свеклà» кажись, тоже стала допустимой нормой, хотя и менее предпочтительней, чем «свёкла». Варианты допустимые есть, но их должно быть НЕМНОГО. А кто отбирать будет? Не доверяю я людям, предлагавшим (зачем?!) писать парашут, и причастия с одним «н», как прилагательные…

  • У Станиславского зазвонил телефон. Он взял трубку.

    — Здравствуйте. Вам звóнит учительница русского языка.
    — Не верю, — коротко ответил Станиславский и бросил трубку.
    Massimo недавно написал в своём блоге: «Чтение или руление?».

  • Svetozar

    Так вот. Исконное ударение в этом слове, конечно же, «развито́й» (как и просто вито́й). Но глаголов такого типа мало, ударение в них сложное, форм много. Когда утратилось противопоставление между разными типами ударения, стройное древнерусское правило постановки ударения стало размываться, стали появляться параллельные формы, и в некоторых случаях новые формы победили. Например, «дубово́й» уступило место «дубо́вому», а довольно частое в языке XVII века «ру́чный» не смогло победить исконную форму «ручно́й». Возникший по тем же причинам вариант «раз́витый» несколько победил своего товарища — форму «разви́тый», которая будет резать современным носителям слух, и потеснил, но не вытеснил более древнюю форму «развито́й». А вот у глагола «пролить», имевшего точно такую же систему ударения, всё по-другому: сейчас говорят чаще «проли́тый», реже «про́литый», а «пролито́й» не встречается вообще. И это не хорошо и не плохо. Просто так получилось.

    С ударением в «звонит» всё несколько сложнее.

    Начнём хотя бы с того, что московская группа говоров, имеющая одновременно «звони́т», «ложи́т», «сели́т» (глаголы на -ить с подвижным ударением и кратким праславянским гласным) и «мути́т», «крути́т», «хвали́т» (в этих гласный был долгим), выделяется этим на фоне как собственно русских диалектов, так и всех славянских языков. И волею су́деб (кстати, ещё Пушкин говорил «суде́б» ;) ) литературный язык основан именно на этих говорах. Нет бы Юрию Долгорукому осесть в Рязани, в самом деле.

    И я уж не знаю, по своему ли разумению или под влиянием более консервативных диалектов типа того же рязанского, но носители литературного языка в Москве (и сложившегося на его основе литературного языка в Питере) как раз где-то во время Пушкина начали сдвигать ударение в настоящем времени на корень. Одновременно с этим ударение сдвигалось на корень не только в глаголах. Это происходило, например, во множественном числе женского рода: «жены́», «судьбы́» — теперь это жёны и су́дьбы. Только одно слово «черты́» почему-то осталось. Как видим, это очень удобно: теперь не путаются жены́ и жены́, крути́тся и крути́ться, крути́те и крути́те.

    По каким-то причинам глаголы сдвинулись не так шустро, как существительные. Например, особенно любят беспрекословно сохранять старое место непереходные глаголы: пестри́т, грози́т, храпи́т, гости́т. Какие-то глаголы имели параллельно употребляющиеся варианты (зво́нит и звони́т) и в таком виде дожили до той эпохи, когда советская власть занялась грамотностью народа, не так давно в массе своей научившегося читать, и в газетах появились рубрики «Говорим по-русски правильно». Ну и, видимо, какому-то профессору, родившемуся ещё в XIX веке, очень досаждало новое ударение в глаголах. Почему именно «звони́т» стало флагманом «борьбы с неграмотностью™», не знаю. Вместе с ним на амбразуры были пущены в качестве примеров (только примеров «неправильной» тенденции!) «включи́т» и «вручи́т». В итоге у нас растёт уже третье поколение альтернативно грамотных людей, которые говорят кру́тит, пересе́лит, поло́жит, спро́сит, ку́рит, до́ит, по́ит и т. д., но считают, что русский язык умрёт™, если все вокруг будут говорить «зво́нит». Эти же люди могут говорить «я думаю, то́што ты не прав», «это зависит», но зато звони́т!!!!1 Зато то́рты!!!11 И эти же самые люди могут считать, что «склонять Люблино или Кунцево неграмотно».

    В общем, я вас поздравляю.

  • Андрей

    Я как представитель профильной профессии не могу заставить себя говорить обеспЕченье. Как местечковый артефакт или профессиональный бюрократизм я бы его признал, но как обязательную норму я его не воспринимаю. У меня это “обеспЕяенье! комом в горле встанет. Так что с профильными тоже не всё так просто.

  • Абсолютно согласен. Живой язык живёт живее всех живых, и к черту маркеры. Но кофе всё равно «он».
    Павел Рындин недавно написал в своём блоге: «Порезать mp3».

  • […] „звонить“ на корне (зво́нит, зво́нишь и т. д.) является частью широкого языкового процесса сдвига ударений на корень. Ударение на корне в формах настоящего […]

Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML тэги

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Amikeco.ru попытается взять ссылку на вашу последнюю запись по указанному выше адресу

Реклама

Предложения