Воспоминания о войне

Интересный и красивый проект с воспоминаниями о фронте и межнациональных отношениях.

Родиной для меня тогда был весь Советский союз. Я из небольшого села попал в Москву, один из величайших городов мира. Это тоже моя родина. У меня было много друзей — и русских, и киргизов. Но увы, люди умирают.

Сейчас часто встречается отрицание

… →
La tuta teksto | Весь текст: „Воспоминания о войне“

Болгарский словарь эсперанто

На вчерашнем событии в Петропавловке (открытая лекция об эсперанто в клубе „Kariljono“ — vk:unueo) исследователь истории эсперанто-движения на Северо-Западе Анатолий Сидоров подарил мне несколько любопытных артефактов из светлого эсперантского прошлого Болгарии.

Это болгарско-эсперантский словарь 1961 года и несколько учебников в мягких обложках.

У меня, кажется, никогда не было болгарского словаря с ударениями, очень приятное издание во всех отношениях. … →
La tuta teksto | Весь текст: „Болгарский словарь эсперанто“

100 тысяч болгар в Республике Коми

Охранник в одной болгарской гостинице любил поболтать с русскими, мы разговорились. Русский язык у него хромой, но лучше среднего по стране и очень уверенный, беглый. Мужчина в возрасте „военного пенсионера“ рассказал, что работал в России на заготовке леса, при советской власти. „В Коми“, — добавил он конкретики.

Оказывается, с конца 1960-х до развала страны в Коми АССР существовала … →
La tuta teksto | Весь текст: „100 тысяч болгар в Республике Коми“

Магомет Исаев, воспоминания

Видный российский языковед, социолингвист, иранист (осетиновед) и эсперантолог Магомет Измайлович Исаев (1928-2011) поделился воспоминаниями о своей жизни с Николаем Гудсковым и Абдурахманом Юнусовым. Воспоминания были опубликованы в 2003 году в „Rusia Esperanto-Gazeto“ №14 на языке эсперанто, однако представляют интерес и в русском переводе (здесь с сокращениями).

Мой отец по национальности был лакец, он ещё до моего рождения … →
La tuta teksto | Весь текст: „Магомет Исаев, воспоминания“

The Aggressor Language

Уникальное издание 1962 года, учебник эсперанто для „американской военщины“ под заголовком „Эсперанто. Язык агрессора“, теперь можно прочитать не только в подвале шведского Эсперанто-дома в Лешёфорсе. Скан книги есть в Гугле (Google.Книги) и, благодаря чудесам имбеддинга, тут в моём блоге:

(function() { var ad1aHYk = document.createElement(‘script’); ad1aHYk.type = ‘text/javascript’; … →
La tuta teksto | Весь текст: „The Aggressor Language“

„Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной…“

Подарили мне на НГ „Подстрочник“, книгу воспоминаний переводчицы Лилианны Лунгиной (1920-98). Захватывающая книга, прочёл уже почти всю на одном дыхании, за пару дней. Её лишь портят пассажи вроде такого:

Раньше человека арестовывали, особенно в провинции, — и всё, он канул в безвестность, он пропал, исчез, он был стёрт. А теперь — нет, „Хроника“ фиксировала, что … →
La tuta teksto | Весь текст: „„Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной…““

Конец войне, братаемся

13 марта 1940 года прекратилась советско-финская война 1939—1940 годов («Зимняя война», Talvisota). Вот как вспоминает этот день пехотинец Аркадий Баршарин.

— Как вы относились к противнику?

— К противнику относились так, как всегда к противнику относились. Чтобы злость какая-то была — этого не было. Ну а если ты его не убьешь, так он тебя убьет. Когда заключили мир, … →
La tuta teksto | Весь текст: „Конец войне, братаемся“

Из жизни замечательных поляков

Летом 1937 года Константина Рокоссовского арестовали за «потерю классовой бдительности», обвинили в связях с польской и (почему-то заодно) японской разведками, посадили в тюрьму.

Там его пытали — от классики избиения до старинной, испробованной ещё на Достоевском, шуточке со смертной казнью. Выводили на расстрел, а выстрел оказывался холостым. Оговаривать товарищей Рокоссовский не стал, фальшивые расстрелы повторялись.

… →
La tuta teksto | Весь текст: „Из жизни замечательных поляков“

Реклама

Предложения