Генеральша Слюсаренко об эсперанто на Кавказе

Из автобиографии Александры Павловны Слюсаренко, написанной ею в качестве письменного задания на экзамене в Московском институте эсперанто 24 марта 1913 года. Перевод с оригинала на эсперанто мой.

Впечатления от Москвы

Впервые я побывала в Москве в 1913 году, после того как моя дочь окончила курс Владикавказской женской гимназии. Я хотела сама ознакомиться и ознакомить дочь со всеми достопримечательностями Москвы. Первые мои впечатления были совсем не добрыми, потому что я простудилась и была больна почти целый месяц. Однако мне удалось побывать в музеях, дворцах, соборах, в художественной галерее Третьякова… Последняя произвела на меня наибольшее впечатление. По моему мнению, в Москву нужно ехать, именно чтобы посмотреть эту галерею.

Москва своим шумом, теснотой, кривыми улицами совсем мне не понравилась. Только Кремль с видом на Москву-реку был красив. Так что мои нынешние впечатления гораздо лучше, потому что в Киеве, где я живу последнее время, я привыкла ко всем недостаткам больших городов. Кроме того, в первый визит в Москве у меня не было никаких знакомых, а теперь я познакомилась с очень симпатичным эсперантским обществом, которое приняло меня обходительно и даже дало надежду, что я вернусь в Киев дипломированным [преподавателем].

Я родилась в Тифлисе…

Я родилась в Тифлисе. Мой отец был интендантом, человеком с университетским образованием, а мать — с институтским образованием. Они оба очень заботились о воспитании нас, детей, и полностью посвящали себя нам. Очень рано меня стали учить, но эта учёба была мне совсем не в тягость. Практически шутя я — пятилетняя девочка — научилась читать и писать по-русски и по-французски. В десять лет меня приняли во второй класс Тифлисской женской гимназии, где я успешно окончила курс.

В то же время я закончила курсы фортепьяно в Тифлисском отделении «Русского императорского музыкального общества». Потом два года я была учительницей в частном пансионе. Свою педагогическую деятельность я начала гораздо раньше, когда была в третьем классе, и продолжала её всю жизнь. Даже замужество не помешало мне заниматься любимым делом. Я вышла замуж за артиллериста, капитана. Он был вдовцом с двумя детьми. Новые обязанности хозяйки и воспитательницы детей, когда я сама была почти ребёнком, были для меня довольно тяжелы. Я немного успокоилась, когда дети поступили в школы и мы с маленькой дочкой уехали в Георгиевск. Там из газет я узнала о всемирном языке волапюке.

Иностранными языками я всегда интересовалась, но, к сожалению, в гимназии тогда учили очень плохо: в каждом классе мы учили то же самое, что уже учили в предыдущем классе, без всякого прогресса. Я самостоятельно учила немецкий и французский языки, будучи гимназисткой, но потом без практике совсем их забыла. Идея международного языка меня захватила. Я достала учебник и жадно принялась его учить. Никто из моих знакомых не хотел последовать моему примеру — учить волапюк. Я была единственным волапюкистом; говорила сама с собой, переводила, в надежде, что когда-нибудь пригодится. Прошло какое-то время и внезапно я узнала из газет, что появился другой всемирный язык — „Эсперанто“. Я была в полной растерянности. Как? Ещё один искусственный язык!.. Можно предполагать, что потом появятся третий, четвёртый…

Однако из любопытства я заказала у Majstro [Заменгофа] небольшую книжку, я просмотрела её, но уже потеряла желание учить когда-либо искусственный язык напрасно, не зная, который из них будет одобрен и принят. Такое моё равнодушное отношение сохранялось до 1906 года. В то время я жила ради образования дочери в Пятигорске, во Владикавказе, и когда она закончила учёбу в гимназии, я снова переехала в Георгиевск.

В 1906 году приехал из Тифлиса генерал Решетин, бывший начальником моего мужа. (Мой муж был тогда полковником, начальником артиллерийского склада). За два года до этого генерал Решетин позволил мне открыть солдатскую школу. Я учила их читать, писать, считать, давала краткие сведения из истории, географии, естествознания, физики, космографии… Когда Решетин приехал и устроил парад, он был очень доволен их умственным развитием. Он рассказал мне о Тифлисском обществе эсперантистов и выразил пожелание, чтобы я выучила эсперанто и потом бы попробовала преподавать его солдатам. [Больше о „ессентукском дедушке“ РешетинеAmikeco]

Три месяца я училась сама и потом предложила солдатам-писцам учить эсперанто. Восемь человек выразили желание и освоили „Ekzercaro“ (сборник упражнений). Я не могла продолжать уроки, потому что должна была готовить их к экзамену, дающему им право претендовать на офицерские звания. После экзамена они закончили службу и уехали домой. Однако из своих родных деревень они писали мне письма на эсперанто.

В сентябре 1906 года мой муж получил место начальника Александропольской крепостной артиллерии [ныне город Гюмри в Армении]. Через год он получил генеральское звание и уволился. Из Александрополя, где я тоже преподавала солдатам, я уехала во Владикавказ, где мы жили до мая минувшего года [1912], когда мы ещё раз сменили место жительства, переехав в Киев.

В Георгиевске, Владикавказе и Александрополе время пролетело как во сне, потому что всю мою жизнь я посвятила общественной работе. Я работала без устали. Кроме солдатских школ я вела народные чтения с ?диапозитивами. В каждом городе я основала по несколько [театральных] кружков, играла роли сама и ставила спектакли, на которые охотно ходил народ. Я бесплатно лечила бедных гомеопатией шесть лет. Они съезжались ко мне в Георгиевск из всех соседних станиц. Во Владикавказе я основала „Рабочую точку“ для женщин, которая существует до сих пор. Ещё там я, два доктора и два офицера основали эсперанто-общество „Казбек“ с курсами эсперанто. Первые, третьи и пятые курсы вела я; другие — доктор Науменко.

В 1905 году я пережила ужасное время в Георгиевске, когда из-за стачки он был отрезан от мира. Аппетиты революционеров были направлены на наш артиллерийский склад. Только благодаря уважению, которое испытывали жители Георгиевска к моему мужу, благодаря их доверию, благодаря находчивости моего мужа всё прошло без кровопролития, и мы остались живы вопреки угрозам. В это время обстоятельства заставили меня скрываться среди солдат и даже носить форму. Склад был сохранён…

Александра Слюсаренко

Корзлинский, Сахаров и Айспурит поставили Слюсаренко „отлично“.

Существование сооснованного Слюсаренко общества „Казбек“ подтверждают и другие источники (цитата по „Старый Владикавказ. Историко-этнологическое исследование“ СОИГСИ):

Правительственное постановление 1906 года значительно активизировало общественно-культурную жизнь города, где в течение трех-четырех лет были зарегистрированы самые разнообразные общества, союзы, комитеты, кружки, имевшие культурно-просветительские, спортивные, познавательные цели.

Было учреждено Владикавказское эсперантское общество «Казбек» с целью изучения и распространения вспомогательного международного языка «Эсперанто». Считалось, что это могло облегчить «научные, литературные, торговые и иные сношения между всеми культурными народами, способствовать взаимному сближению живущих на Кавказе лиц, интересующихся вопросом о вспомогательном международном языке». Деятельность общества «Казбек» предполагала устройство практических, литературных и художественных бесед, организацию курсов, издание газет, журналов, книг, брошюр, устройство специальной библиотеки.

Александровский проспект

Владикавказ. Александровский проспект

1 комментарий к Генеральша Слюсаренко об эсперанто на Кавказе

Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML тэги

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Amikeco.ru попытается взять ссылку на вашу последнюю запись по указанному выше адресу

Реклама

Предложения