Московский фестиваль языков

В воскресенье я был в Москве проездом, подгадал проезд так, чтобы поучаствовать в Московском фестивале языков (юбилейном и международном, как он себя позиционировал в этом году). Повидал десятки знакомых и коллег, были там и питерские товарищи. Приятно провёл день.

Я приехал в столицу рано утром, других дел у меня там не было, поэтому я был на фестивале от открытия до закрытия.

Открытие было традиционно затянуто — краткие представления презентаторов перемежались концертными номерами фольклорных ансамблей. Я не могу рассказать подробнее, потому что презентаторы (т. е. и я) во время открытия стояли в коридоре и ждали, когда их (группами по регионам) пригласят на сцену. Длилось это полтора часа. Пожалуй, оправданная продолжительность, потому что программа в этом году была очень „пухлой“ — почти 90 различных вариантов (презентации языков и лекции на смежные темы) в восьми блоках по 40 минут.

В первом блоке я сходил на чеченский язык. Асет Идигова впервые выступала на фестивале и волновалась, но презентация получилась хорошей, вполне в стиле фестивалей языков; она удачно привела примеры на фразы и отдельные слова, подобрав и такие, которые легко повторить без подготовки, и такие, которые иллюстрируют трудности вайнахской фонетики. Посетители могли полистать детский журнал „СтелаIад“, а в конце презентации услышать в живом исполнении дуэта девушек песню о родине, завершающуюся словами „маьлхан Нохчийчоь“ („солнечная Чечня“).

На презентацию пришло очень много людей, выделенный класс совершенно не вмещал всех заинтересованных, стояло людей больше, чем сидело. Вообще, таблица программы не учитывала в полной мере реальную популярность отдельных языков; например, все российские языки разместили в малых аудиториях, хотя опыт фестивалей показывает, что не все они одинаково непопулярны.

Во втором блоке я сходил на лекцию с длинным названием «Гаучо и компадрито: аргентинцы как они есть в языке и литературе». Юлия Ларикова рассказывала об Аргентине и её отражении в литературе, запомнилась замечательная шутка про аргентинцев (цитата, я так понимаю, а не мнение лично Юлии): «Если аргентинец решит покончить с собой, он может забраться на вершину собственного эго и броситься вниз». Были ещё замечательные фотографии Буэнос-Айреса и какая-то шикающая девочка, которую вдруг раздражало их, фотографий, шуршание, когда публика передавала снимки друг другу. По результатам этой лекции я купил себе журнал „Иностранная литература“, номер 10 за текущий год — он полностью посвящён аргентинской литературе. Жена прочитала его первой и уже рассказала мне все спойлеры.

От Аргентины я перешёл к цыганам. Михаил Дербасов, учитель истории и обществоведения из Москвы, рассказал о своём увлечении цыганскими диалектами. Где-то в айподе у меня сохранился кусок этой презентации в аудиозаписи. Публика собралась неоднородная, одна девочка, например, предположила, что цыганский — романский язык. Эти и другие стереотипы были успешно разрушены, удалось совместное пение песни „Нанэ цоха“, слова Михаил предусмотрительно раздал. Вот эта песня в исполнении красноярского ансамбля „Чергэн“:

На презентацию валенсийского языка я пошёл ради аудитории и ради презентатора — я в пятом блоке в том же помещении должен был рассказывать осетинский, хотелось быть вовремя на месте, а вёл презентацию Михаил Хаминский, отличающийся среди других презентаторов особой связностью изложения. Михаил рассказал об отличиях валенсийского от каталанского, о нынешнем статусе языка и „заслуженности“ такого статуса, рассказал о возможных дальнейших перспективах сложившейся ситуации.

Потом я вёл презентацию осетинского, в единственной задействованной на втором этаже аудитории, у туалета. Только один раз, хотя был готов (и обещал) провести две такие презентации (там что-то таинственное случилось с программой). Я был не особо в ударе и сам своё выступление оцениваю не очень высоко — надеюсь, хоть кто-то унёс с презентации что-то полезное для себя помимо „выдачи“ с картинками и интернет-адресами.

Вслед за осетинским я там же представлял эсперанто, одним из трёх презентаторов (три раза эсперанто рассказывал в разных местах Георгий Коколия, один раз — Александр Блинов из Чебоксар). На презентацию пробрался тролль, и настроение моё было испорчено. По сути, впрочем, тоже поговорили. На последних пяти минутах пришёл Валентин Сегуру и пиарил польскую образовательную программу „Turismo kaj kulturo“, к которой он причастен.

В оставшихся двух блоках я решил отдохнуть и зашёл на презентации своих друзей — на «Язык как систему», лекцию Федоринчика и Лашина, которую они вели в своей излюбленной манере диалога двух лингвофриков, и на глосу Александра Кирпичева, который много сокрушался, что глосу поставили одновременно с „лингвоконструированием“, и веселил тонкими аллюзиями на разные известные только нам двоим лингвопроекты. Роль Александра в истории трудно переоценить, помимо его прочих заслуг именно он написал мне такое письмо, ответ на которое стал началом проекта «Осетинский язык онлайн» (ironau.ru).

Фестиваль этого года отличался от всех других количественно (как необычайно большим выбором одновременно происходящих презентаций, так и очевидным обилием посетителей — на большинстве презентаций часть слушателей стояли). Вместе с тем не было некоторых значимых языков — татарского и башкирского из российских, в последний момент сорвался всегда такой популярный китайский. В отличие от московского фестиваля 2008 года, в этом завершающий концерт был трезвой длины и лёгкого содержания.

Восхищает слаженность огромной бюрократической машины фестиваля — его „оргкоманды“, со всеми этими „координаторами презентаторов“, „координатором всех чётных групп“, „ответственным за пиар в Сети“ и другими потрясающими должностями, чьё сложное взаимодействие и даёт на выходе достойное российской столицы культурно-просветительское мероприятие.

Что касается „мяса“ любого фестиваля такого рода — отдельных презентаций языков — обобщить впечатление от них трудно, потому что невозможно попасть более чем на восемь из них (что-то около 10% выходит). Традиционно часть презентаторов путает буквы и звуки, забывает оставить время на вопросы, теряет связь с публикой, тратит жизненную энергию на слова-паразиты. Однако если учесть состав публики (это не научная конференция, десятки процентов, если не большинство, не имеют никакого филологического образования), такое упрощённое изложение вполне уместно, а некоторая „лотерейность“ выбора презентатора (когда не знаешь его уровень заранее) придаёт шарма фестивалю. Среди прочих полезных эффектов фестиваля (популяризация многоязычия и филологических знаний, интернационализма и уважения к другим культурам, профориентация) можно назвать и возможность для самих добровольцев-презентаторов научиться рассказывать неподготовленной публике о своём любимом языке. С этим навыком потом при случае будет легче выступать на других культурных мероприятиях, на телевидении и так далее. В Москве эту ценность осознают и проводят до фестиваля консультации с презентаторами (не могу описать этот процесс, потому что не участвовал никогда, но, видимо, это прослушивание презентации, её мягкая критика и полезные советы).

Есть информация, что о московском фестивале языков будет сюжет по Первому каналу, во вторник. Что касается текстовых отзывов, то их собирают на сайте фестиваля.

21 комментарий Московский фестиваль языков

  • А я не сумел прийти. Чувствовал себя настолько отвратительно, что никуда не пошёл ни в субботу, ни в воскресенье. :-(

  • Casablanca

    Видео нет?

    • Видео чего? Какое-то видео будет в интернетах и что-то по ТВ.
      Презентации снимать на видео было бы нехорошо — там большой бонус в присутствии, в возможности спросить этого живого человека, а так получится видеолекция — жанр довольно банальный.

  • «…если вы будете по часу в день учить, скажем, одинаково далёкие от нашего языка и близкие между собой арабский и иврит, то несложно угадать, на каком языке вам проще будет смотреть новости после нескольких месяцев изучения».

    Это на что Светозар с Артёмом намекают? Что проще смотреть новости будет на иврите? Почему?

    • Ага, я тоже так понял, что они намекают на бóльшую доступность иврита, но не понял хода их мыслей :) Надо у них спросить у самих.

      • Artem

        Ребята, вы грамматику литарабского вообще листали? :)
        Максим, будем живы — представим ТО и в Питере. Вообще-то в Новгород тоже планируем, но только в Нижний. :)

        • То есть вы пишете „несложно угадать“, имея ввиду, что для этого нужно прочитать сначала грамматические очерки обоих языков? ;)

        • Артём, если выберусь на ближайший Питерский фестиваль, с удовольствием послушаю вашу презентацию «Язык как система»; тема действительно очень интересная.

          В Нижний Новгород тоже хотел бы, но вряд ли в этом году у меня получится. Зато есть замысел через год провести фестиваль в Великом Новгороде, так что если всё получится, может, и к нам заглянете ;)

  • Кстати, а фольклорные номера на слишком затягивали презентацию открытия? Питерский фестиваль вроде прекрасно без них обошёлся — на открытии сразу же перешли к делу, что называется :)

    • Это тонкий философский вопрос, тут всё зависит от организаторов и их идеологии. Я против любых концертных моментов на фестивалях языков, особенно против тех, что с языками не связаны (танцы, инструментальная музыка).

      С другой стороны, если на открытии есть зал со сценой и есть выход на фольклорных исполнителей, готовых выступить, то почему бы нет — во-первых, публика такое любит и ждёт, во-вторых, действительно настраивает на интерес к этническим особенностям.

  • Эдуард

    А где информацию об февральском фестивале языков в Нижнем Новгороде в Рунете отслеживать?

    Спасибо.

  • А на какие темы эсперанто-тролль тебя троллил?

    • Он троллил не на тему и не имел своей озвученной позиции, а просто просил уточнить почти каждое высказывание. Типа „а поддержка только частная, я правильно понимаю?“ Говорю, бывает и какая-то государственная в нескольких странах. „А в каких странах?“ Назвал пару. „А, в бедных… А суммы какие?.. Ну ясно…“ Это выбешивает и само по себе, и в контексте.

      Презентация не строилась в духе „Эсперанто уже всех победил, вы просто ещё не знаете об этом“, я ж не отрицаю, что всё плохо в современном состоянии. Логика „сначала добейся ВСЕГО“ тут не работает, на фестивалях языков представляют любые языки, хоть вообще совсем мёртвые.

      • >бывает и какая-то государственная в нескольких странах

        А в каких, в самом деле? :)

        Может, человек просто лобопытный был. Хотя это смотря по тому, в какой манере он задавал вопросы. В любом случае, корректнее было бы выяснить всё интересующее после того, как докладчик закончит выступать.

        • » после того, как докладчик закончит выступать

          Я в начале презентации эсперанто сам предложил задавать вопросы в любой момент, а не только в последние десять минут.

          » А в каких, в самом деле? :)

          Бывает финансирование некоторых конкретных проектов через ЕС, в Венгрии, Литве и Финляндии финансируют эсперанто-движении по линии министерства культуры (в Финляндии это 10 тысяч евро в год, если правильно помню; в Литве случаются более крупные суммы, но тоже в пределах ста тысяч). Есть ещё государственные проекты вроде иновещания, когда эсперанто косвенно поддерживается через оплату работы специалистов (Китай, Польша и др.).

      • Ясно. В общем, мудак, и на конкурсе мудаков занял бы второе место.

Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML тэги

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Amikeco.ru попытается взять ссылку на вашу последнюю запись по указанному выше адресу

Реклама

Предложения